Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Некоторые мои работы...

Четыре года войны ... уже седьмой (испр. 24.09.20) год войны — более качественные снимки ставить пока нет возможности... но...


По мотивам плащаницы... конец прошлого века

 но...

[Жизнь продолжается...]Прошло уже еще  три года войны...
Решил добавить кое-что... чем я занимался  эти три года войны и блокады, ненависти с одной стороны и непризнания с другой...
И вся эта жизнь подходит к своему естественному завершению именно где-то километрах в 15-18 от линии фронта уже седьмой год.

[мастерская, типа...]

Вышел на пенсию... мастерская на лоджии...








Подарил соседу...


Жена подарила своей еще работающей коллеге-учительнице...


Подарили с женой нашей многолетней подруге...


Подарок подруге жены и моей учительнице  в 9-11 кл., Ниле Степановне...  дружим мы... ;)


Валентине Петровне на день рождения... она вся в разъездах...


и это подарок...


попалось в сети, жена сказала сделать копию... сделал с некоторыми изменениями


взгляд из мастерской-лоджии в комнату... через окно




**************
Collapse )

Иосиф Кобзон... Норд-Ост...

...интервью

https://www.facebook.com/photo?fbid=2701818496587565&set=a.107774789325295



Михаил Витальевич Варнов
12 сентября в 17:44  ·
- Иосиф Давыдович, как так случилось, что вы первым вступили в переговоры с бандитами? И даже вывели из Театрального центра женщину и детей... Почему именно Кобзон?
- Да нет, меня никто не заставлял это делать. С пионерского возраста это мое внутреннее состояние - быть впереди. Даже в драке на улице я всегда был заводилой.
Дело же было ночью. Я уже, так сказать, рассупонился... И вот вдруг по телевидению - экстренное сообщение. Как это так? В центре Москвы - театр, спектакль, женщины, дети... И террористы захватывают этих зрителей. А я - председатель комитета по культуре в Госдуме. Я моментально вскочил. Я не спрашивал разрешения и совета у своей любимой жены. Как сейчас помню, почему-то побрился, как обычно, оделся. И бросился туда...
- И бандиты вас сразу же пропустили в Театральный комплекс?
- Сразу... Ну, кто-то может сказать, что Кобзон безумный… Неправда, я абсолютно нормальный. Так же, как и многие другие, я испытываю чувство страха. Но первая мысль тогда была: я должен быть рядом с теми, кому плохо. Когда испытываешь невероятное чувство причастности к людям, попавшим в беду, - с ними рядом ничего не страшно.
[Spoiler (click to open)]

- Но здесь же вам пришлось, прежде всего, лицом к лицу с боевиками столкнуться.
- А вот тут я вам должен сказать, что никакого моего героизма нет. Я не кокетничаю. Есть определенное отношение – ну-ка, ну-ка, сейчас узнаем, кто из нас кто... Но тогда, во-первых, у нас не было опыта борьбы с террористами в стране – это раз. Второе – у нас не было опыта ведения переговоров с террористами. Никто не знал, как с ними разговаривать. Был печальный опыт разговора Черномырдина и Басаева, который привел к печальным же результатам…
«Как вы можете сидеть перед аксакалом?»
- И как же Кобзон разговаривал с террористами?
- Я вошел - стою. Бандиты - все в масках. Один сидит в кресле.
- Мовсар Бараев?
- Нет - Абу-Бакар. Он так назвался. А по бокам - другие, с направленными на меня автоматами. Я им говорю: «Ребята, что ж вы так меня испугались, что ж вы на меня автоматы наставили? Я же пришел к вам без оружия»... И распахнул пальто, и пиджак. Абу-Бакар говорит: «Опустите автоматы». Они опустили.
Говорю: «Да, а я думал, что пришел к чеченцам». Они: «А мы чеченцы». «Нет, вы не чеченцы. Вы знаете, - говорю, - о том, что я заслуженный артист Чечено-Ингушской ССР? Ваши родители меня знают». - «И мы знаем». Я говорю: «Как же вы, вайнахи, можете сидеть, когда к вам вошел аксакал?» Он - Абу-Бакар - вскочил, как будто его пружиной подбросило: «Вы что, пришли нас воспитывать?» Я говорю: «А почему бы и нет, пока родителей нет, можно и повоспитывать вас, чтобы не забывали о своих традициях, я их уважаю и вы должны их уважать».
- А потом - как вам удалось уговорить их отпустить детей?
- Я просто им сказал: «Ребята, вот вы пришли сюда – уже весь мир знает об этом. Вы выполнили свое предназначение, кто-то вас послал, кому-то вы это пообещали – вы это сделали. Но здесь же сидят женщины. Настоящие чеченцы с женщинами не воюют». Они говорят: Но вы ж с нашими женщинами воюете?» Я говорю: «Не мы воюем, война воюет. А те люди, которые пришли с детьми на спектакль, они не воюют – это мирные люди, которых вы захватили».
«Что вы хотите?» - спрашивают. Я говорю: «Дайте мне хотя бы детей. Из уважения ко мне». Абу-Бакар говорит: «Выведи ему самых маленьких».
И вот мне вывели троих девочек. А потом одна уткнулась в меня: «Там мама». Я говорю: «Абу-Бакар, зачем тебе мама без детей, а мне дети без мамы?» Он улыбается: «Да, чувствуется, что вы непростой человек». Я говорю: «Конечно». Он сказал: «Выведите им мать». И вот вывели женщину. (Любовь Корнилову. - А.Г.)
Я думал, что она бросится ко мне, к детям с рыданиями... Ни фига! Опухшая, бледная, глаза красные, - она бросилась к Абу- Бакару: «Немедленно отпустите женщину, которая рядом со мной сидела, она беременная». Я говорю: «Женщина»... И так руку к ней протягиваю, а она мне: «Подождите!» И я смотрю, Абу-Бакар нервничает, и понимаю, что он сейчас должен будет принять какие-то меры и заберет у меня детей. Говорю: «Женщина, отпустят вашу соседку» Хватаю ее за руку и к детям увожу. А я накрыл их своим пальто – холодно ж было. «Пойдемте…» Абу-Бакар мне говорит: «И англичанина захватите». Я говорю: «Захватим». И он мне отдал еще пятого – англичанина.
И когда я уходил, я сказал: «Абубакар, я не собираюсь вам говорить неправду, конечно же, я пришел к вам по разрешению оперативного штаба, вы должны это знать. Оперативный штаб предлагал вам самолет, вертолет, деньги, только чтобы освободили заложников».
- А им это предлагали?
- Да. Проничев Владимир Егорович (в то время - первый зам директора ФСБ. - А.Г.) мне сказал, что можете им предложить и самолет, и вертолет, и деньги. Абу-Бакар мне говорит: «Нет, нам не нужен ни самолет, ни вертолет, ни деньги». Я говорю: «А что же вам нужно?» – «Выведите войска». Я говорю: «А вы знаете, сколько там войск, вы знаете, сколько времени нужно, чтобы вывести войска?» «А мы не торопимся,» - говорит. «А сколько ж вы собираетесь здесь находиться?»- спрашиваю. «А сколько надо, столько и будем находиться», -отвечает. Я говорю: «Ну, это немыслимо». Они говорят: «Пусть хотя бы зачистки прекратят». «Ну, - говорю, - это уже разговор. И эту просьбу я передал».
«Мы больше, - говорят, - никого не хотим принимать, пусть к нам придет президент». Я говорю: «Ну, не будь наивным человеком, Абу- Бакар, никогда в жизни президент не придет, ты ж понимаешь это». - «Ну, тогда и мы никуда не уйдем». Я говорю: «Ну и кончится все это кровью, не более чем». «А мы не боимся», говорит, - позови Зулю».
И вот входит девочка-подросток, лицо закрыто маской. «Зуля,- говорит Абу-Бакар, - покажи ему, что у тебя». Она открывает руку – а там пульт. «Вот, - говорит, - она может нажать на кнопку и все взлетит». Я говорю: «Зачем? Вы молодые ребята все, 18-20 лет, вам еще жить и жить». А он говорит: «Нам умереть почетнее, чем вам жить».
Я говорю: «Ну ладно, Абу-Бакар, давай обменяемся номерами телефонов». Он говорит: «Зачем?» Я говорю: «Ну, как-то держать связь надо. Может быть, ты захочешь мне позвонить, может быть, я захочу тебе позвонить». А у него висел на такой цепочке телефон мобильный. Я ему дал свой номер, а он мне - свой. Поэтому я стал как бы главным переговорщиком.
...И вот как только я зашел за поворот, у меня забрали сразу детей, англичанина, Любу Корнилову. А беременную женщину уже потом отдали Леониду Рошалю, который тоже туда заходил...
- А второй раз когда вы заходили к бандитам?
- Да, второй раз... Я позвонил Абу-Бакару из оперативного штаба. «Так, - говорю, - Абу-Бакар, народ здесь интересуется вами, хочет пообщаться…» «Какой народ?»- спрашивает. «Ну, здесь много»... И перечисляю несколько фамилий, в том числе Немцова и Хакамаду. Он говорит: «Пусть Хакамада и Немцов придут». - «Хорошо».
И спускаюсь во двор: «Ирина, Борис, вас приглашают». Ирина говорит: «Я готова». А Немцов: «Сейчас, мне нужно проконсультироваться». И исчез. Пропал.
Я говорю Проничеву: «Владимир Егорович, надо идти, потому что они почувствуют недоброе что-то, начнут нервничать». Ирина говорит: «Пойдемте. И мы с ней вдвоем пошли. Я говорю: «Ира, идите в створ со мной, я буду впереди идти, а вы идите сзади».
Приходим мы к разбитым дверям Театрального комплекса, а в связи с тем, что мы задержались, у них начался намаз. И, когда мы зашли, нам кричат: «Стой, стрелять будем!» Я говорю: «Все нормально, это Кобзон и Хакамада». - «Подождите, мы молимся». «Хорошо, - говорю, - подождем». Мы подождали. Потом поднимаемся, они – с автоматами. Ирина, такая перепуганная, говорит:
«Можно мне закурить?»
Вот это такая журналистская глупость телевизионная, когда потом, после спецоперации, показали убитого Бараева и бутылка коньяка рядом. Они не пили и не курили. Вот говорят, что они были под наркотой - не были они под наркотой. Они были зомбированы, я с этим соглашусь. Но никакой наркоты и никакого допинга не было у них.
Так вот, мне Абу- Бакар говорит: «Мы мусульмане, мы не курим и не пьем и у нас нельзя курить». А Хакамада: «Ну, тогда дайте мне хотя бы пару детей». Абу-Бакар на меня опять смотрит: «Так, торговля закончилась». Я говорю: «Ну, закончилась и закончилась…» И опять спрашивает меня: «Когда президент придет?» Я говорю: «Да не придет он, Абу-Бакар, что хочешь, но президент не придет. Вот мы, депутаты, министры, все готовы, а президент – нет». Тогда он сказал: «Пусть Политковская придет». Я говорю: «А ты знаешь, что она хотела, чтобы сняли программу с вами, разговор, интервью?» Он говорит: «Я должен посовещаться с Мовсаром». «Посовещаешься,- говорю, - сообщи мне по телефону». Я взял Ирину и мы пошли.
- На этот раз они никого не отдали?
- Нет.
- Мы вышли и вдруг откуда ни возьмись подбегает Немцов и говорит: «Срочно в машину, в Кремль, к президенту!» Ну, я человек дисциплинированный – к президенту так к президенту. Мы садимся в машину, приезжаем, нас долго не пускают в Кремль через КПП. Я думаю, если Немцов договорился, почему нас не пускают? Ну, наконец, получили разрешение – проехали.
Прошли в кабинет к Волошину (в то время глава Администрации Президента России. - А.Г.) и этот Александр Стальевич очень сухо поздоровался с нами и набросился на Немцова: «Что это за интервью, что вы себе все позволяете, кто вас просит?» Я чувствую, какая-то ругань начинается и говорю: «Так, мне все понятно». Я повернулся и ушел. И уехал опять на Дубровку.
- А с Путиным вам не удавалось в эти дни поговорить?
- Нет. А я и не стремился... А дальше вот Политковская пошла к боевикам и долго с ними разговаривала. А потом они попросили меня привести врача – только не кэгэбиста…
- Они вам звонили периодически?
- Да. Я спросил: «Рошаль подойдет?»
«Он еврей» -, спрашивают? Я говорю: «Он доктор мира, он ваших детей, искалеченных войной, лечил в Чечне». «Хорошо, - говорят, - но только чтобы еще кто-нибудь из иностранных врачей был». И вот один такой мнимый храбрец, немецкий врач из посольства, сказал, что он готов приехать лечить, но только не у них, а в штабе, чтобы приводили больных… А иорданец сказал: «Пожалуйста, я готов». И вот я их двоих повел туда.
- Это уже ваш третий заход был?
- Да. И после того, как Рошаль осмотрел всех заложников, раздался звонок его племянника, который мне сообщил, что Леонида Михайловича не отпускают. Я позвонил Абубакару и говорю: «Абу-Бакар, ну смысл-то какой вам был звать врачей для того, чтобы их держать? Врач-то должен лечить, а вы его держите у себя…» Он сказал: «Хорошо, пусть идет».
А в четвертый и последний раз я привел туда Руслана Аушева и Евгения Примакова. Я очень просил Примакова не ходить, говорю: «Евгений Максимович, вам не надо, они уже нервничают, они уже не хотят разговаривать, они уже устали, не надо ходить». А он говорит: «Нет, я пойду…»
Но больше они заложников не отдавали и ни на какие условия не соглашались.
Я им предлагал: «Слушайте, ребята, ну, нельзя те так, все страдают от жажды, что-то надо делать. Давайте я сам лично на своих плечах принесу вам воду?» «Нет, не надо». У них в запасе была только та вода и те продукты, которые были заготовлены на спектакль. Но они кончились. И, надо сказать к их благородству, что они не взяли эти продукты и эту воду только для себя – они поровну делили между женщинами, детьми и собой.
- Можно ли в этом случае говорить о благородстве боевиков?
- А ведь могли и не давать.
«Опыт извлекли, а урок - нет...»
- Вот все эти 10 лет звучит постоянно такой вопрос – можно ли было при нейтрализации боевиков избежать такого большого количества жертв среди заложников?
- Здесь очень много вопросов, на которые по сей день нет ответа. Мы не знали, что за газ подвели к залу. Мы не знали и не организовали спасение заложников. Мы не знали, сколько у боевиков взрывчатых веществ. И есть ли они у них вообще или это камуфляж. Почему не оставили ни одного боевика в живых? Почему беспорядочно их расстреливали? Всех.
- Почему?
- Из-за боязни того, что кто-то может нажать на тот пульт, о котором нам рассказали, и все взлетит. Да, показывали потом арсенал как бы – патроны, оружие, гранаты. Но была ли возможность взрыва здания и взрыва всех людей, я не знаю. Опыта не было и информации не было.
Правда, когда врачи осматривали заложников, им было дано задание оперативного штаба по возможности подсчитать их количество и запомнить, сколько женщин, сколько детей и как они расположены в зале. Это очень помогло при проведении спецоперации.
- И вот в течение этих десяти лет все-таки главный урок власть извлекла из трагедии «Норд-Оста»?
- Опыт – да. А урок – нет. Ведь сразу же за «Норд-Остом» последовал Беслан. И такие теракты не массового порядка – на вокзале, на площади, в подземном переходе…
- А какой урок должна была власть извлечь?
- Кто имел возможность разговаривать с захватчиками. Кого подготовить? Кого делегировать? Что можно предложить? Какие компромиссные предложения должны прозвучать на переговорах?
На мой взгляд, нужно было сразу же прекратить зачистки в Чечне. У них была связь, которую даже не могли засечь. Лишить – могли. А просчитать эту засекреченную связь не могли. И они держали связь и им сообщали о том, что зачистки продолжаются, только более ожесточенные. И это их злило, это их выводило из состояния равновесия и они готовы были принимать какие-то даже уже конкретные агрессивные меры.
- Новый «Норд-Ост» нам не грозит?
- Я не могу сказать, что нам грозит – новый «Норд-Ост» или новый Беслан, или землетрясение, мне трудно сейчас предугадать.
Интервью «Комсомольской правде».



...о чувствах, когда над Кремлём спускали флаг СССР (ВИДЕО)



Разведчик-нелегал, полковник СВР (ранее ПГУ КГБ), проработавший в США более 20 лет, Андрей Безруков рассказал о том, что чувствовал, когда над Кремлем спускали флаг СССР.

[Spoiler (click to open)]

«Я просто не мог представить, как люди могли дойти до того, чтобы убить свою страну. У меня было чувство ненависти к тем людям, которые позволили это сделать и которые это сделали. Они предатели», — цитируют его слова авторы Telegram-канала «Пул №3».

«Мне было очень жалко, мы плакали, конечно», — добавил офицер.

«У нас не было никогда ни малейшего сомнения, что там “у нас все поменялось, Россию больше не надо защищать, дружба-жвачка”. Мы прекрасно понимали, против кого мы работаем, на что способны эти люди и какие у них цели», — подчеркнул ветеран разведки.





Читайте также: Стали известны причины расстрела мирных отдыхающих в Харьковской области (ФОТО, ВИДЕО)


Источник: https://rusvesna.su/news/1593369994


Александр Зубченко... специально для alternatio.org


http://alternatio.org/articles/item/73682-


Ребята, пока не забыл: верните, нам, пожалуйста, «морскую армаду», которую вы отжали в Керченском проливе во время акта «противоестественной агрессии». Это, знаете ли, краса и мощь украинского флота, сверхсовременные катера и еще один рейдовый буксир. Его особенно жалко. Рейдовый все же…

Обмен пленными между Россией и Украиной прошел без обычной для прежней украинской власти истерии, пафоса, соплей и усиления санкций. Только по традиционно неадекватной реакции «пятого президента Украины» в «Фейсбуке» можно было понять, что случилось некое экстраординарное событие. Оказывается, нынешний обмен — полностью заслуга Порошенко, который уже успел обменять «тысячи украинских военнопленных». Ага. И еще выносил на руках сгоревших активистов майдана прямо во время его расстрела. Только когда этот, повторюсь, неадекват, просыпается и начинает выть, понимаешь, насколько серьезные изменения произошли в массовом сознании. Остатки «армии порохоботов» попытались традиционно повыть, рассказывая о заслуге Порошенко, «подлой позиции РФ, загнанной в глухой угол» и еще вынужденной выполнять решение какого-то трибунала ООН. Зеленский, по их версии, «встал на колени» перед Путиным и еще попал в «ловушку», которую ему расставил… Правильно, Владимир Владимирович. Скоро начнется «усиление санкций против России», которая загнется под их тяжестью. Ах да: «режим Зеленского» тоже загнется. Только осенью. К власти придут ортодоксальные патриоты «рошеновского разлива» с пейсами, накрученными на испанские чуррос.

Collapse )

специально для alternatio.org

ДНР... жизнь, война...




Подразделения ВСУ обстреляли район проведения ремонтных работ на водопроводе под Ясиноватой — СЦКК
Донецк, 15 авг – ДАН. Силовики Киева открыли огонь по району проведения ремонтных работ на водопроводе в поселке Крутая Балка к северу от Ясиноватой. Об этом сегодня сообщили в представительстве ДНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня.
Collapse )

https://l.facebook.com/l.php?u=https%3A%2F%2Fdan-news.info%2Fdefence%2Fpodrazdeleniya-vsu-obstrelyali-rajon-provedeniya-remontnyx-rabot-na-vodoprovode-pod-yasinovatoj-sckk.html






Collapse )

Немного истории... старые фотографии Сталино-Донецка времен моего детства и юности...

1950-е, начало 60-х годов...


Сталино...  На месте сквера напротив Дворца пионеров сейчас  - торговый комплекс  «Планета»


Стадион  "Шахтер" и парк им. Щербакова...
Почему именно им. Щербакова?
До хотя бы потому, что А.С. Щербаков, уйдя от нас, из Сталино в Москву, показал себя после Артема-Сергеева истинно нашим...

А.С. Щербаков принимает построенную в годы войны станцию метро в Москве...


Играет "Шахтер", похоже, со своим главным соперником - московским "Спартаком"... на терриконе - болельщики, которым не хватило билетов...

Главный вход на стадион, трудно прочитать на какой именно, но главное, почему я поставил это фото из сети без подписи, это настроение эпохи... у счастливых людей на фото в руках не айфоны, а билеты на матч

Collapse )
Все фотографии взяты из открытых источников...

А вы слышали про английское пиво «Gorlovka»?

Оригинал взят у nyka в А вы слышали про английское пиво «Gorlovka»?


Да, в Великобритании уже много лет выпускают пиво под названием «Gorlovka» в честь города, расположенного в ДНР поблизости от Донецка.

«Gorlovka» (imperial staut Horlovka) представляет собой темный стаут. Темный – потому что город шахтерский. Стаут — это тёмное пиво, обычно от темно-коричневого до почти черного цвета, это потому что варится оно с использованием жжёного солода с добавлением карамельного солода и жареного ячменя. Поэтому такое пиво крепкое, имеет выраженный вкус и легкую сладковатость.

Collapse )



Великая память и эмоции на ложь!

Оригинал взят у marafonec в Великая память и эмоции на ложь!
Оригинал взят у egor_23 в Великая память и эмоции на ложь!

18 октября 1921 года Образование Крымской АССР.
18 октября 1954 года Ввод в действие 1-й очереди Камской ГЭС.
18 октября 1955 года Ввод в действие 1-го агрегата Каховской ГЭС.
18 октября 1967 года Первая посадка на другой планете!










Collapse )

БДК "Азов" в городе Азов. Экскурсия по кораблю, 8 сентября 2017

Оригинал взят у papagdepylo в БДК "Азов" в городе Азов. Экскурсия по кораблю, 8 сентября 2017


Большой десантный корабль Черноморского флота России пришел с визитом в город Азов. Визит приурочен к 950-летнему юбилею города.

Collapse )