Евгений Семенихин (evgensemenihin) wrote,
Евгений Семенихин
evgensemenihin

Русины и «украинцы»: вопрос о корнях

Оригинал взят у aloban75 в Русины и «украинцы»: вопрос о корнях
Вопрос, поставленный в заголовок настоящей работы, может вызвать удивление, равно как и кавычки, также поставленные вокруг хрестоматийного термина. Казалось бы, всем хорошо известно этническое членение славянских народов, в частности, существование трёх – и именно трёх! –народов восточнославянских – русских, украинцев и белорусов. Однако, автору, как историку, много лет занимающемуся ранней историей Славянского Мира, многое видится совсем в ином ключе.

Тщательное рассмотрение современной и старой литературы – как историко-археологической, так и историко-лингвистической, показывает, что славяне разошлись последние из всех индоевропейцев. Исследования же, пожалуй, наиболее авторитетного специалиста по этнической истории славянства В.В. Седова и некоторых других авторов показывают, что история славянских переселений, по меньшей мере, до начала X в., была очень бурной. Различные группы славян перемещались на огромные расстояния, принося свою культуру, антропологические и языковые особенности. Таким образом, три ныне существующие группы славянства – восточная, западная и южная – являются не только результатом дифференциации изначального языкового и этнокультурного славянского континуума, но и, в известной мере, результатом интеграции, когда из нескольких разнородных элементов постепенно складывались относительно однородные группы.

Так, будущие словене ильменские складываются на местном финно-угорском субстрате как минимум из двух основных славянских компонентов разного происхождения. В третьей четверти I тыс. н.э. сюда из Верхнего Поднепровья пришла первая волна славянских переселенцев. Вторая же волна мигрировала в данный регион в VIII в. (по А.А. Горскому – в середине IX в.), видимо, из славянских земель Южной Прибалтики (будущего Поморья). Языковеды, к примеру, иногда даже считают, что до начала XII века, т.е. до падения редуцированных (сверхкратких) гласных,славяне все говорили на диалектах одного и того же языка.


На последнем тезисе необходимо остановиться более подробно. Вспомним, что так называемые диалекты немецкого, арабского (не менее пяти основных) и особенно китайского (пять основных) отличаются друг от друга значительно больше, чем восточнославянские. В КНР это, в основном, и обусловило сохранение иероглифической письменности: иначе люди, живущие в разных провинциях, даже в Пекине и Шанхае, не говоря уже о провинциях Хэйлунцзян и Гуаньдун (северо-восток и юго-восток страны), просто не поймут друг друга.

Имея определённый опыт в изучении классического арабского языка – языка Корана, хадисов и классической арабской литературы VII-X вв. – едва ли не то же самое можно сказать и относительно современных арабских диалектов, разошедшихся очень серьёзно и между собой, и с литературным языком. Понимают это и сами носители языка. Вспомним хотя бы интересный пример, приводимый В.С. Рыбалкиным в относительно недавно вышедшей монографии, посвящённой классической грамматической традиции самих арабов. Сам учёный, пытаясь общаться с простыми жителями Марокко, не смог изъяснить свою мысль на местном диалекте и попытался сказать то же самое на литературном арабском, на что изумлённые арабы объявили, что чужеземец хочет сказать нечто на языке самого ас-Сибавайхи – великого грамматиста седой старины. Таким образом, можно понять, что сейчас так уже никто не говорит.

Однако, и китайцы, и арабы, и немцы никогда не ставят вопрос о необходимости признания нескольких китайских, арабских или же немецких языков. Почему же относительно восточных славян мы видим совсем иное?Возвращаясь же к «странному» заглавию настоящей работы, отметим, что в отечественной дореволюционной науке писали, оказывается, не о восточных, а о русских славянах. Слово Оукраина известно в древнерусском языке давно, с конца XII в., но обозначало, разумеется, не 'край', 'страну', как принято сейчас полагать на так называемой «Украине», а просто 'окраину'. Сделать такой вывод позволяет, в частности, анализ летописной статьи Киевского свода (1198-1200 гг.) под 1187 г., входящего в состав Ипатьевской летописи – грандиознейшего письменного памятника Руси, наиболее ранний список которого датируется началом XV в. Итак, обратимся к тексту.

В 1187 г., снова в очередном военном походе против половцев, в возрасте 32 лет умирает переяславский князь Владимир Глебович, внук Юрия Владимировича (прозванного через много лет после смерти «Долгая Рука», «Долгорукий»): «на томъ бо поути разболѣсѧ Володимеръ Глѣбовичь болѣстью тѧжкою, ѥюже скончасѧ. И принесоша и во свои градъ Переяславль на носилицахъ, и тоу престависѧ месяца априлѧ во 18 дьнь, и положенъ бысть во церкви святаго Михаила, и плакашасѧ по немь вси Переяславци, бѣ бо любѧ дроужиноу, и злата не сбирашеть, имѣния не щадѧшеть, но даяшеть дроужинѣ, бѣ бо кнѧзь добръ и крѣпокъ на рати, и моужьствомъ крѣпкомъ показаясѧ, и всѧкими добродѣтелми наполненъ, ω нем же Оукраина много постона».Перед нами – портрет идеального для того времени правителя, и Владимир, насколько можно судить, полностью соответствовал ему. Этот князь правил важнейшим форпостом обороны от кочевников, который и находился на самой окраине Руси и потому имел стратегическое значение.

Само обозначение Украина для южной части Руси появляется достаточно поздно, окончательно, по сути дела, только в XIX в., и явно производит впечатление искусственности, ибо такое обозначение шло не естественным путём, «снизу», а как бы «сверху», со стороны части интеллигенции. Таким же «учёным» названием стала и своеобразная языковая классификация Западной «Украины» создателем первой грамматики языка местных жителей – греко-римского священника И.В. Левицкого, который разделил жителей данного региона в зависимости от того, как они обозначали понятие 'только' на лемков, бойков и лишаков, что имеет аналоги в языковом делении средневековых итальянских диалектов на «языки» «ок», «ум» и «си» (от обозначения понятия 'да'), что знает каждый, знакомый хотя бы с «Комедией» Данте Алигьери.

Но вернёмся на юг Руси. Исторически неверным, как нам кажется, является и разыгрывание «венгерской карты» на «Украине», особенно в Закарпатье (исконной Подкарпатской Руси). Венгерское меньшинство на «Украине» (не менее 200 тысяч человек), имеющее немалую финансовую и организационную подпитку из-за рубежа, нередко лелеет мечту о «MagnaHungaria» («Великой Венгрии»), создание которой или хотя бы реализация тех или иных серьёзных шагов в данном направлении в корне противоречит славянским интересам и, добавим, Заключительному акту 1 августа 1975 г., подписанного в Хельсинки Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе. Добавим попутно, что договоры Польши и ФРГ 1970 г., Чехословакии и ФРГ 1973 г. и Заключительный акт 1 августа 1975 г., подписанный в Хельсинки Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, частично восстанавливали древние северо-западные границы Славянского Мира.

Напомним, что после I Мировой войны Венгрия как побеждённая сторона, пусть и получившая, впервые за много столетий, полную независимость, потеряла 9 территорий, которыми она некогда владела, в том числе Галицию (Галицкую Русь) и часть «Лодомерии» (Волыни, искажённое «Владимирия», от названия г. Владимира-Волынского). Иные территории подобного рода – Хорватия (в династической унии с Венгрией с 1102 г.), Словения (Карантания, один из древнейших оплотов Славянского Мира на крайнем западе), Словакия, Воеводина, Трансильвания, Босния, Герцеговина. Две последние были оккупированы Австро-Венгрией по решениям Берлинского конгресса лета 1878 г. и официально аннексированы в 1908 г., что привело к Боснийскому кризису 1908-1909 гг. и едва не спровоцировало тогда мировую войну.

«Низовым»самоназванием здесь было либо обозначение себя просто как «местных», либо, чаще, как русских, русинов или руснаков, которое и следует, строго говоря, считать исконным для жителей «Украины».«В договорах с иностранцами все жители Древней Руси и тогда, когда она распалась, - читаем, в частности, у В.В. Седова, - в том числе новгородцы, славянское население Литовского государства и другие именовались русами или русинами». Обращение к памятникам домонгольского времени, в частности, памятникам международного права, доказывает правоту учёного.

Но почему же жители тех мест порой называли себя просто «местными»? Однако, подобное не вызывает удивления у специалистов по архаическим культурам. Так, согласно резонному мнению О.Н. Трубачёва, древнейшей была доэтнонимическая стадия, когда люди обходились простейшим самообозначением типа «мы», «свои» (ср. позднейшее тутейшие в Белой Руси, а также свеи как 'свои'). Позднее появляются этнонимы, построенные по тем или иным моделям.

Однако, там, где в силу определённых природно-географических (горы, леса, серьёзные водные преграды) и социальных причин сохраняется локальное сознание, люди вполне могут, причём столетиями, обходиться самообозначениями, находящимися на доэтнонимической стадии.
Однако, рассматривая интересующую нас проблематику, необходимо попытаться понять, как и почему ситуация на юге Руси в течение столетий менялась, и почему восток и запад «Украины» нельзя разделять. В качестве региона, основного для исследования, удобнее всего выбрать как раз-таки запад «Украины» - Карпаты, Закарпатье и Волынь, и на то имеются две причины: существует устойчивое мнение о серьёзной региональной специфике данных земель, но именно здесь и по сей день, если не считать Восточную Словакию, Хорватию и Воеводину, сохранилось население, прямо называющее себя «русскими» («русинами»).

Итак, начнём наш анализ. Судя по археологическим данным, собранным тем же В.В. Седовым, одна из частей исследуемого региона – Волынь – на поверку изначально оказывается не мадьярской «Лодомерией», а одной из частей славянской прародины, т.е. той территории, где сформировалось славянство как таковое – как одна из двух, наряду с балтами, ветвей индоевропейцев, сохранивших, по-видимому, наиболее архаичные черты.Кто же обитал в данном регионе? «Повесть временных лет» сохранила лишь некоторые сведения по этому поводу. В Лаврентьевской летописи читаем: «Бужане, зане седоша по Бугу, послеже же Велыняне», а чуть ниже - «Дулеби живяху по Бугу, где ныне Велыняне». Аналогичный текст видим также в Ипатьевской летописи, сохранившихся выписках Троицкой летописи и, в несколько изменённом виде, не влияющем на смысл сообщения, в Радзивиловской летописи и «Летописце Переяславля Суздальского». С появлением в последние годы известных работ А.В. Майорова и Л.В. Войтовича этническая история данного региона значительно прояснилась, что избавляет нас от необходимости рассматривать данную проблематику подробно. Отметим лишь одно обстоятельство: в эпоху относительного единства Руси Владимир Святославич, видимо, для укрепления западной границы, и основывает Владимир-Волынский.Таким образом, нахождение в составе могущественной Руси давало окраинным юго-западным русским землям определённые преимущества, в том числе и в наиболее важной тогда военной сфере.

В литературе, и не только той, которая идентифицирует себя как «украинская», значительное внимание уделяется Галицко-Волынской Руси XII-XIII вв., в том числе её князьям и княгиням. Данное явление вполне понятно и закономерно, ибо перед нами – интереснейший регион Руси и интереснейшая эпоха. Однако, можно ли согласиться с мнением даже наиболее уважаемых исследователей о некоей «особности» данного региона уже в предмонгольское время, серьёзном влиянии здесь Запада и пр.? О данном регионе как об олигархии пишут, начиная с XIX в. Здесь олигархические элементы постепенно также стали сильнее князя.К рассматриваемым авторам близки и некоторые зарубежные историки. В литературе известно мнение, согласно которому галицкие бояре даже стремились уничтожить у себя в земле княжескую власть, что для архаического политико-правового сознания следует признать немыслимым. В качестве причин могущества знати в этих землях историки указывали, в частности, слабость городов, большое значение боярского землевладения, а кроме того, польское и венгерское влияние. «Постоянное общение Галицко-Волынской земли со своими соседями – Польшей, Чехией, Венгрией – не могло, конечно, пройти бесследно для быта господствующих классов Галицко-Волынской Руси, развивавшихся в совершенно аналогичном направлении, - писал по этому поводу, в частности, Б.Д. Греков. - Польская шляхта XIII в. находилась в таком же состоянии, как и землевладельцы Галицко-Волынской Руси». Новое обоснование тезиса о крупном боярском землевладении в данном регионе предложил Н.Ф. Котляр. По его мнению, значительная общественно-политическая активность высшей знати в Галицко-Волынской Руси уже сама по себе свидетельствует о том, что аристократия обладала здесь немалыми земельными богатствами. К иному выводу при изучении данного вопроса в своё время пришел В.О. Ключевский. «Незаметно также, - писал он, - чтобы бояре были сильны землевладением. Господствующим их интересом и средством влияния было управление».

(...)
Окончание здесь




Tags: информация, история, русские, украинцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments